Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:53 

к предыдущему - уже не злым прослыть, а "антигуманистом"

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Давеча синьорина Nataly Red Rose
сказала:

... человек безграмотный так же безграмотен в любой сфере. На своей работе - а представьте себе, что он медработник "скорой помощи". За рулем машины, а то еще пассажирского автобуса... Со всеми вытекающими последствиями.
URL комментария

А мне случилось некоторое время назад отвечать синьорине Тане, как видно, студентке журфака, на ее рассуждение:
Меня больше всего поразило, что препод по истории российской журналистики нам заявил, что хорошо что в советское время было суровое наказание за опечатку - такие опе5чатки, например, легко могли сойти за антисоветскую пропаганду и журналистов могли отправить в лагерь. И отправляли. А сейчас якобы журналисты распустились и ничего не проверяют. Опечаток выше крыши. В связи с этим мне подумалось, что демократия - это ещё и строй при котором человек имеет право на ошибку. Если отвечать за свои "косяки", то не головой, а содержимым собственного кошелька. Если нет права на ошибку - значит это какая-то экстремальная ситуация. Получается, что люди фактически 70 лет жили при чрезвычайном положении. Конечно, в какое-то время напряжение было выше, а в какое-то ниже. Но всё же. Лучше уж сегодняшний бардак в головах, в редакциях, чем тогдашняя озабоченность идеологическими опечатками, чехарда страха и отчаяния при мыслях "заметили или нет", "заберут сейчас или потом". Одна из граней свободы - быть не роботом, а быть человеком, делать непроизвольно ошибки и при этом оставаться живым. Можно лишиться работы, но живым остаться в любом случае можно.
- - -
Милая синьорина,
и пекарь «имеет право на ошибку». Если он насыплет в тесто порошок для чистки противней вместо ванилина, а эта булочка попадет на Ваш стол, Вы, конечно, не будете возмущаться – ведь он не робот, а человек, не так ли?
И врач «имеет право на ошибку». Если он удалит Вам здоровый зуб вместо больного, Вы же не будете поднимать из-за этого скандал, улыбнетесь и скажете «пустяки, с кем не бывает»?
И диспетчер аэропорта и машинист электровоза «имеют право на ошибку»… :( Вы удовольствуетесь денежной компенсацией, если вдруг (чего я ни Вам, ни кому-либо ни за что и никогда не желаю!) жертвой этой «человеческой ошибочки» окажется близкий Вам человек?..
Синьорина, профессионал в своем деле не имеет никакого права на ошибку. Кто бы он ни был, редактор или хирург. Потому как свобода и демократия - это еще и взаимные обязанности и ответственность, а не только "права".

22:44 

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
16:16 

Die Zauberflöte

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Plume de paon:


*

Eh voila:
Знаете, граждане, что я узнал несколько минут назад???
В 1975 году по их календарю оперу экранизировал... угадаете?
Ни по чем! Ингмар Бергман!.. Бергман!..
Я задумался. И стал вспоминать. Один из его ранних фильмов - "Опилки и блестки", один из поздних - "В присутствии клоуна". И его интерес к символике ("Седьмая печать"), к фантасмагориям ("Лицо", "Час волка")...
Ах, наверное, это должно быть захватывающе!..

СБЫЛОСЬ.

URL записи

@темы: австрия, моцарт, ингмар бергман

09:22 

гуманист и гуманность

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
forster2005

И вот непривычная, но уже нескончаемая вереница подневольного люда того и другого пола омрачает этот прекраснейший город скифскими чертами лица и беспорядочным разбродом, словно мутный поток — чистейшую реку; не будь они своим покупателям милее, чем мне, не радуй они их глаз больше, чем мой, не теснилось бы бесславное племя по здешним узким переулкам, не печалило бы неприятными встречами приезжих, привыкших к лучшим картинам, но в глубине своей Скифии вместе с худою и бледною Нуждой среди каменистого поля, где ее (Нужду) поместил Назон, зубами и ногтями рвало бы скудные растения. Впрочем, об этом довольно.
Из письма Гвидо Сетте, архиепископу Генуи.
1367, Венеция

ПЕТРАРКА

Так писал он за несколько лет
До священной грозы Куликова.
Как бы он поступил — не секрет,
Будь дана ему власть, а не слово.
Так писал он заветным стилом,
Так глядел он на нашего брата.
Поросли б эти встречи быльем,
Что его омрачили когда-то.
Как-никак шесть веков пронеслось
Над небесным и каменным сводом.
Но в душе гуманиста возрос
Смутный страх перед скифским разбродом.
Как магнит потянул горизонт,
Где чужие горят Палестины,
Он попал на Воронежский фронт
И бежал за дворы и овины.
В сорок третьем на лютом ветру
Итальянцы шатались как тени,
Обдирая ногтями кору
Из-под снега со скудных растений.
Он бродил по тылам, словно дух,
И жевал прошлогодние листья.
Он выпрашивал хлеб у старух —
Он узнал эти скифские лица.
И никто от порога не гнал,
Хлеб и кров разделяя с поэтом.
Слишком поздно других он узнал.
Но узнал. И довольно об этом.


Юрий Кузнецов



URL комментария

lillibulero

главная