• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:37 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:32 

календарь

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Любезные синьорины, почтенные синьоры,
которые оказывают мне честь знакомством и даже дарят дружбой,
Belle Garde, Capra Milana, ecco_mi, Eh voila, Forster2005, Free-trader, gran-salis, Heljga, Jan Wielohorski, Martine Gabrielle, Marty Larny, Nataly Red Rose, Plume de paon, Snow palace, variation0, Агитатор, горлан, АиФ, Без диплома, Березовый сок, Варенье из мечты, Директор театра, М-Воронин, Оппортунист, С-Нежана, Синяя блуза, Старый сплетник-сказочник, Хиппешница!
Мне хочется поздравить вас в новогоднюю ночь и развлечь чем-нибудь философическим и не слишком серьезным,
и непременно с привкусом старины -
настоявшегося в подвалах многолетнего благородного вина,
рукописей, чьи листы стали хрупкими от времени.
И в качестве такого сюжета я выбрал



ДВЕНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ ГОДА
Йоста ван ден Вондела



Подписи к аллегорическим картинам
Иоахима Сандрарта,
кои развешены в галерее его светлости
курфюрста Баварского, в городе Мюнхене.



ЯНВАРЬ - ИЗНАЧАЛЕНЬ
читать дальше




P.S. Друзья мои! Не видится ли вам тут занятное сходство с работой Фабра д'Эглантина?..

@темы: Йост ван дел Вондел

21:29 

книги, книги

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
03.08.2008 в 18:44
Пишет gran-salis:

я предлагаю друзьям просто анкету

"ТРИ КНИГИ в моей библиотеке"


URL записи

я подхватываю эстафету:

КАКАЯ КНИГА (КНИГИ) СЫГРАЛИ ВАЖНУЮ РОЛЬ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ (МИРОВОЗЗРЕНИИ)

И К КОТОРЫМ (ПО ЭТОЙ ИЛИ ДРУГОЙ ПРИЧИНАМ) ВЫ НЕ ХОТИТЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ.

21:39 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:14 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:12 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:16 

Die Zauberflöte

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Plume de paon:


*

Eh voila:
Знаете, граждане, что я узнал несколько минут назад???
В 1975 году по их календарю оперу экранизировал... угадаете?
Ни по чем! Ингмар Бергман!.. Бергман!..
Я задумался. И стал вспоминать. Один из его ранних фильмов - "Опилки и блестки", один из поздних - "В присутствии клоуна". И его интерес к символике ("Седьмая печать"), к фантасмагориям ("Лицо", "Час волка")...
Ах, наверное, это должно быть захватывающе!..

СБЫЛОСЬ.

URL записи

@темы: австрия, моцарт, ингмар бергман

20:52 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:58 

во имя Равенства...

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
18.09.2009 в 21:39
Пишет resoner:


…Деревянные домишки - они все покосились. Соломенные крыши с прорехами. Внутри темно - нет окон, вместо окон дверь. Земляной пол; грязь, зловоние. Нечистоты здесь же, в яме. Со стен течет. На всю семью одна комната и одна кровать. Свечи - роскошь, мясо - пиршество, сладкие оладьи - двунадесятый праздник. Плачут здесь только невесты на свадьбах, а прихорашиваются раз в жизни - умирая, когда кюре звенит дарохранительницей.
…виселица на главной площади. Это был несчастный кожевник. Он как-то сказал в кабаке, выпив лишнюю рюмку: «Можно сдохнуть от этих налогов! С кого дерут? С богачей? С нас. За соль - плати. За вино - плати. Вот подождите, мы с вами расквитаемся!..» Он висел маленький, черный, худой, как птица. «Корона»... «Король». Разве можно говорить такие слова?.. Это же статья об "экстремизме"!
Работать начинали в пять, кончали в семь, час на обед - тринадцать часов работы. Когда переплетчики на шестой год революции потребовали четырнадцатичасового рабочего дня, все изумились их дерзости: «Лодыри! разучились работать». Покойный Конвент, среди двух оваций в честь «санкюлотов всех стран», выдал фабриканту Бютелю из городских приютов пятьсот девочек, возрастом до десяти лет. Дети эти работали бесплатно - «на хозяйских харчах». Фабрикант Делетр содержал детей, работавших в его прядильне, по системе графа де Румфора. Граф де Румфор изобрел новые методы питания рабочих: хлеб, мясо, сало слишком дороги; пустой суп получил гордое наименование «супа а-ля Румфор». Содержание ста пятнадцати рабочих обходилось передовому фабриканту столько же, сколько стоила в ресторане «Пале-Эгалите» одна тарелка супа «а-ля бывший Конде».

Годовщина девятого термидора была объявлена национальным праздником: «Падение тирана Робеспьера». Дожди и холода, стоявшие весь мессидор, заставляли опасаться плохого урожая. Виноград погиб, и вино теперь пили только торговцы, интенданты или депутаты. Все же в праздник видали по полфунта хлеба, а шутники говорили: «Максимилиан помогает нам даже после смерти». Хлеб был черный, мокрый, тяжелый, но никто не привередничал. Правда, на базарах было сколько угодно хлеба, белого как снег, но стоил он восемнадцать ливров за фунт. Крестьяне сидели на телегах, как на королевских тронах: они не боялись «десятого августа» - их ведь никто не мог свергнуть. У них была мука, и сало, и масло. Презрительно поглядывали они на чересчур свежие ассигнации. Пренебрегая патриотическими чувствами, они требовали серебряных монет с изображением казненного Капета.
Голодали, впрочем, не все.
Проницательные граждане умело сочетали республиканский пыл со своими интересами. Они поставляли для революционных армий рубахи, седла, сапоги, гетры, фураж, сало, даже трехцветные знамена, и они неплохо зарабатывали. Другие просто спекулировали. Утром там перепродавали партии льна или запасы кожи, а вечером флиртовали, радовались победам неприятельских армий или просто разглядывали друг друга. Было что разглядывать! Мужчины щеголяли веерами, припудренными локонами, которые назывались «собачьими ушами», восемнадцатью пуговицами жилетов, дамы - греческими туниками «а-ля Диана» или «а-ля Клеопатра», сандалиями, изумрудными или оранжевыми панталонами, браслетами на руках и на ногах. В вопросах моды «Маленький Кобленц» был настроен революционно. Нужно было большое искусство, чтобы, выйдя после завтрака на улицу, не показаться к вечеру смешным провинциалом. У каждой дамы было по меньшей мере сорок париков. За четыреста-пятьсот ливров у ресторатора можно было получить скромный завтрак: бараний бок, шпигованного фазана, паштет из зайца, шоколадное суфле. Корсеты больше не стесняли красавиц, можно было есть всласть. Докторам приходилось теперь лечить не от болезней, но от здоровья, один из них разбогател на пилюлях, которые позволяли есть вовсю, не тучнея. Господин де Мэн только что приехал из Марселя. Он рассказывает о подвигах «Солнечного братства» - так зовут на юге порядочных людей. Они мигом очистили все тюрьмы. Это очень просто. У арестантов ведь нет оружия. А стража смотрит сквозь пальцы. Четыреста якобинцев за два дня! Притом это вовсе не обременительно.

Термидорианцы, подымая тост «за девятое», могут многое вспомнить. Они связаны прошлым. Грабили? Все. И все, приехав из обчищенных городов - из Бордо, Марселя, Тулона, - шли на поклон. О, эта комната на улице Сен-Онорэ и холодный взгляд «Неподкупного», очки, сухой полупоклон, неизвестность: простил? решил погубить?.. Они хорошо помнят эти паломничества. Они уцелели. Они пьют токайское. Бокалы победоносно звенят: «Да здравствует девятое термидора!»
Тальен подымает тост:
- За жертв былой тирании!.. Я плачу над прахом Вернио, Кондорсе, Демулена...
Правда, он не плачет, он ест индюшку с трюфелями, но голос его вибрирует, как хрусталь бокалов.
Еще тост: «За новую конституцию!» Это не бред якобинцев как в 93-м. Это настоящая конституция, совсем как у англичан: верхняя палата, избирательный ценз, - словом, оплот порядочных людей, а не черни.

Бабеф составлял проект «Обращения к победившему народу». Воззвание не удавалось. Он переправлял, снова шагал по комнате, снова писал. Работал и Карно. Председатель Директории, обнадеженный Гризелем, подписывал ордера на арест. Рука устала: за ночь он подписал двести сорок пять ордеров; наверху каждого листка стояло: «Свобода - Равенство - Братство». Впрочем, этих слов гражданин Карно не читал: он давно привык к ним.
Арестовать Бабефа поручили главному инспектору полиции гражданину Доссонвилю, который был известен только тем, что за хорошую мзду тотчас вычеркивал из списка эмигрантов любое имя и умел мастерски разгонять безработных.
К вечеру все камеры переполнены.
Карно написал обращение к «гражданам Франции»: «Раскрыт преступный заговор. Бабеф и его приспешники мечтали о всеобщем грабеже и о неслыханных злодеяниях».

- Вы видели, какие у них страшные глаза? Это восстали из гроба все приверженцы проклятого Робеспьера...
Бабеф был честным человеком, за это его убили.

Февраль-май 1928
Париж

Илья Эренбург
ЗАГОВОР РАВНЫХ



URL записи

Спасибо редакторам Vive Liberta!

21:43 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:05 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
21+

URL
09:28 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:00 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:09 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:48 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:56 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:34 

lock Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:17 

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Пишет Maria-S:
21.07.2008 в 21:06


18 июля. "Над всей Испанией безоблачное небо..."
Испания.
Земля сухая.
Небо чистое тускло.
реки текут медленно
в высохших руслах.

Смуглый Христос
с прядями выгоревших волос,
с резкими скулами
и зрачками белыми.

Смотрите, вот он идет.


Федерико Гарсия Лорка

URL записи

О, как грустен твой день, Гранада,
даже камни твои в слезах!..


(Он же. "Марьяна Пинеда")

22:45 

Доступ к записи ограничен

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

lillibulero

главная